понедельник, 22 сентября 2008 г.

18 Трагедия советской деревни Коллективизация и раскулачивание Том 5.2

№№ 228-229
Докладные записки о методах распространения займа Третьей пятилетки (выпуск второго года)
19—31 августа 1939 г.
№228
Докладная записка А.Я. Вышинского И.В. Сталину и В.М. Молотову
19 августа 1939 г.
Докладываю о двух случаях применения недопустимых методов распространения займа Третьей пятилетки (выпуск второго года).
1. В с. Екатериновка Гросуловского района Одесской обл. пыталась покончить самоубийством колхозница [колхоза] им. 3-й Сталинской пятилетки Матрос Евдокия Семеновна, 49 лет.
Покушению на самоубийство предшествовало следующее.
Подписка на заем в колхозе началась 2 августа, сейчас же после митинга, посвященного выпуску займа. Часть колхозников в этот момент на заем еще не подписалась. Вследствие этого комиссия по распространению займа в составе зав. отделом пропаганды и агитации РК ВКП(б) Мищенко (уполномоченный РК), председателя колхоза Иванова, завхоза колхоза Сиятковского и уполномоченного по подписке Дубины вызывала колхозников и беседовала с ними. Была также вызвана колхозница Матрос, которой Сиятковский и Дубина предложили подписаться на 100 руб. Матрос, ссылаясь на свое материальное положение, изъявила согласие подписаться на 20 руб. С этим комиссия не согласилась и на следующий день, 3 августа, снова вызвала Матрос в канцелярию колхоза. В грубой форме ей было предложено подписаться на 100 руб., от чего она отказалась со словами: «Если так жить, то лучше повеситься».
После этого Матрос пыталась повеситься. Свой поступок она объяснила тем, что к ней приставали с подпиской на заем и при этом грубо обращались.
Заслуживает внимания, что председатель Иванов дал указание о недопущении к полевым работам тех колхозников, которые еще не подписались на заем.
465

Следует также отметить, что по селу был пущен провокационный слух о том, что у колхозников, не подписавшихся на заем, будут отбирать имущество.
По данному делу ведется следствие.
2. Заведующий Батуринским райфинотделом Коротошевич вызвал в сельсовет единоличника Дмитренко Ивана Ивановича и предложил ему подписаться на заем на 100 руб. Дмитренко согласился подписаться только на 50 руб. Тогда Коротошевич, угрожая Дмитриенко, стал составлять акт о том, что он срывает реализацию займа по селу. Под влиянием этих угроз Дмитренко пытался покончить самоубийством, но был вовремя вынут из петли.
Мною даны указания о привлечении Коротошевича к суду.
ГА РФ. Ф. 8131. Оп. 37. Д. 144. Л. 95-95 об. Копия.
№229
Докладная записка М.И. Панкратьева В.М. Молотову
31 августа 1939 г.
Докладываю о преступной провокации, имевшей место при реализации займа Третьей Сталинской пятилетки (выпуск второго года) в с. Березовка Букского района Киевской обл.
Уполномоченный РК ВКП(б) Будник, по согласованию с председателем сельсовета Дзебой и председателем колхоза Журило, собрал в ночь на 5 августа, под предлогом всеобщей мобилизации, все мужское население села в возрасте от 18 до 60 лет. Военнообязанным было предложено явиться, имея на руках воинские документы. Собравшихся в колхозной избе колхозников Будник и Дзеба поочередно вызывали к столу и предлагали подписаться на заем в установленной ими сумме.
Внезапный ночной вызов мужчин под предлогом мобилизации посеял панику среди населения села.
Будник, Дзеба и Журило преданы суду. Первые двое до суда заключены под стражу.
М.Панкратьев ГА РФ. Ф. 8131. Оп. 37. Д. 144. Л. 175. Копия.
№230
Докладная записка зам. председателя Госплана СССР И.В. Саутина В.М. Молотову о проверке данных об урожайности и валовых сборах зерновых и технических культур
27 августа 1939 г.
19 декабря 1938 г. Центральным управлением народнохозяйственного учета Госплана СССР были представлены на утверждение Совета Народных Комиссаров Союза ССР данные об урожайности и валовых сборах зерновых и технических культур в 1938 г., исчисленные на основании инструкции по определению урожая, отмененной Экономсоветом при СНК СССР 9 июня с.г.1*
466

В марте месяце текущего года по Вашему поручению эти данные были проверены Госпланом СССР одновременно с данными по урожайности и валовым сборам зерновых и технических культур за 1936 и 1937 гг. В результате этой проверки было установлено, что урожайность 1938 г. была определена не с учетом всех потерь, а только так называемых потерь, используемых в хозяйстве.
Такие виды потерь зерна, как потери от осыпания при перестое, потери при перевозке хлеба с поля на ток, потери при копнении, вязке снопов и скирдовании, зерно в колосе, неиспользованное скотом при пастьбе на стерне и потери в соломе и мякине, неиспользованные на кормовые нужды, — в определенную ЦУНХУ урожайность включены не были. Это обстоятельство, а также сопоставление определенной ЦУНХУ урожайности с оценками видов на урожай и данными об отнесении колхозов к группам урожайности в 1938 г. указало на заниженность урожайности, установленной ЦУНХУ по зерновым культурам и льно-волокну, и позволило определить действительные размеры урожая, полученного страной.
Поправки, внесенные Госпланом СССР в установленные ЦУНХУ урожайность и валовые сборы зерновых культур и льна-волокна за 1938 г., выражаются в следующем: 1) урожайность зерновых была повышена на 0,6 ц с га, и валовой сбор был увеличен на 61 416 тыс. ц; 2) урожайность льна-волокна была повышена на 0,2 ц с га, а валовой сбор на 382 тыс. ц.
На основании этих поправок Госпланом СССР были внесены соответствующие поправки в урожайность и валовые сборы отдельных зерновых культур в целом по СССР, а также по отдельным республикам, краям и областям. Аналогичные поправки, вытекающие из общих размеров поправки по Союзу ССР в целом, были внесены также в урожайность и валовые сборы волокна льна по республикам, краям и областям. При проведении этих пересчетов были учтены также изменения в административном районировании Союза ССР, происшедшие в 1939 г. (образование Пензенской, Сумской, Запорожской и Кировоградской областей).
Сообщая об изложенном, прошу Совет Народных Комиссаров утвердить прилагаемые при сем данные об урожайности и валовых сборах зерновых и технических культур в 1938 г. и поручить ЦУНХУ опубликовать их в печати.
Зам. председателя Госплана СССР И. Саутин РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 86. Д. 4. Л. 122—123. Заверенная копия.
х* См. док. № 210.
№231
Докладная записка сектора структуры и штатов Наркомзема СССР А.А. Андрееву и И.А. Бенедиктову о фактах недовольства колхозников Советской властью
2 сентября 1939 г.
В 1938 г. за контрреволюционную работу и вредительство, выразившиеся в разложении колхозов и попытку путем мародерства вызвать недовольство
467

колхозников советской властью, по приговору Военной коллегии Верховного суда, расстреляны враги народа, находившиеся в руководстве Жлобинского района Гомельской обл. БССР, бывшие секретарь райкома Аперзак, председатель рика Люцко, райпрокурор и др.
После расстрела Аперзака секретарем райкома стал работать т. Косой, руководство которого по проведению в жизнь постановления ЦК ВКП(б) и Совнаркома Союза СССР от 27 мая с.г.1* о сселении хуторов и землеустройстве усадеб колхозников, как говорят колхозники Жлобинского района и свидетельствуют нижеприведенные факты, мало чем отличается от руководства расстрелянных врагов Аперзака и др.
1. Секретарь райкома партии т. Косой, организовав группы колхозников
из колхоза им. Ворошилова Казимировского сельсовета, и без предупрежде
ния о переселении сломал крыши, потолки, печи, двери, окна в домах кол
хозников и единоличников, живущих на хуторах Сеножатковского сельсовета
и в других сельсоветах Жлобинского района. Многие хуторяне, колхозники
и единоличники, не имея средств и помощи со стороны перевезти разрушен
ные дома в деревни, живут, как говорят, под открытым небом.
По рассказам колхозников колхоза им. Ворошилова Длуцкого Александра Ивановича и Вороновского, участвовавших в сломке хуторов в Сеножатском сельсовете2*, при сломке домов под руководством т. Косого доходили до таких курьезов, что разламывали печь во время варки обеда и разбивали горшки с обедом.
В Коротковичском сельсовете на хуторе Подлипье разрушили домик гр. Киселевой Ирины. Не имея абсолютно никаких средств перевезти домик в колхоз им. Энгельса, Киселева долгое время жила с 4 детьми под открытым небом. Ни райисполком, ни сельсовет, ни колхоз помощи в перевозке домика не оказали, и только домик был перевезен Киселевой при помощи далеких родственников, колхозников и единоличников.
Представители Жлобинского райисполкома и Коротковичский сельсовет заставили колхозника колхоза им. Энгельса гр. Доморацкого домик, находящийся в конце деревни, на расстоянии не больше 250 м, перевезти ближе к деревне на 100-120 м, тогда как прежняя усадьба гр. Доморацкого входит в черту усадьбы колхоза для дальнейшего сселения. Такая бессмысленная ломка и переселение лишили Доморацкого садика, который он посадил на старой усадьбе. Не лучше дело обстоит и в других сельсоветах Жлобинского района с переселением.
Характерно, что в районах, расположенных возле г. Минска, на глазах белорусских правительственных органов, жители хуторов вместо сселения в деревни и села, где имеются колхозы, беспрепятственно перевозят свои хутора в г. Минск и без всякого плана, как попало, пристраиваются целыми деревнями к г. Минску.
2. В Жлобинском районе, по распоряжению районных властей, повсемест
но произведены примитивные обмеры усадеб колхозников и единоличников,
и оказавшиеся излишки отрезаны, а посевы на них (рожь, картофель, огород
ные культуры в цвету) были перепаханы и после запашки колхозами засеяны
ячменем и другими культурами, которые ввиду позднего времени посева со
вершенно погибли, и в результате получилось, что два раза пахали и два раза
сеяли впустую.
На вопрос колхозников колхоза им. Энгельса Коротковичского сельсовета, зачем запахивать посевы на отрезках, которые, если не положено использовать колхозникам, с успехом мог убрать колхоз, председатель Коротковичского
468

сельсовета ответил: «Есть такое секретное распоряжение свыше, т.е. с Гомельского обкома партии».
3. Посевы единоличников в Коротковичском сельсовете, произведенные
на запасном фонде по распоряжению сельсовета и районных властей колхо
зами им. Энгельса и др., убраны в пользу колхозов, и таким образом едино
личники, засевая по плановому заданию сельсовета земли на запасном фонде,
остались без хлеба. Причитающийся налог за площадь, на коей сняли посевы
колхозы, с них взыскивают.
4. В колхозе им. Энгельса представитель района и председатель Коротко-
вичского сельсовета вместо того, чтобы колхозникам отвести усадьбы в одном
месте, усадьбы отвели кусками в нескольких местах. И, таким образом, создали
неудобства колхозникам и самому колхозу. Неудобство это заключается в том,
что, с одной стороны, колхозник возле своего двора из-за незначительного ко
личества земли не в состоянии устроить необходимый им огород или иметь са
дик и вынужден по кусочкам, в нескольких полях колхоза устраивать огород,
а, с другой стороны, кусочки усадебных земель колхозников в полях колхоза
нарушают правильную машинную обработку полей колхоза и, вместе с тем,
вызывают всякие споры и недоразумения колхоза с колхозниками.
5. Вследствие того, что при сселении хуторов не оказывается нужной по
мощи сселенцам со стороны районных организаций, сельсоветов и колхозов,
на сегодняшний день масса колхозников и единоличников находится в раз
рушенных домах и не может переселиться. Садики хуторян, которые при ор
ганизованной помощи с успехом могли быть пересажены на новые усадьбы,
остаются на хуторах беспризорными, и при таком положении неизбежна их
гибель, а это составляет большое богатство в сельском хозяйстве.
Такие произвольные действия районных представителей и сельсовета по сселению хуторов, отводу усадеб колхозникам и единоличникам, а также по уничтожению посевов колхозников на отрезках от усадеб вызывают массовые недовольства со стороны колхозников и единоличников. Многие колхозники, рассказывая о таком произволе района и сельсовета, говорят: «Партия, правительство и т. Сталин требуют, чтобы нам устраивали лучшую жизнь, сселенцам-хуторянам оказывали всевозможную помощь в переселении, благоустраивали колхозы и привели в надлежащий порядок усадьбы колхозников, но местные наши представители власти делают наоборот, ломают хаты хуторян и бросают на произвол судьбы, запахивают на усадьбах посевы колхозников, заставляют колхозников пересевать их и т.д. Таких безобразий мы еще не встречали, как встречаем от своих местных руководителей, они делают хуже белополяков и немцев, белополяки и немцы нас грабили, избивали плетями, но оставляли хотя бы хаты для детей, а эти руководители хаты и те разломали, и с детьми людям приходится скитаться на улицах».
Необходимо отметить, что Наркомзем БССР должных мер к устранению подобных безобразий с сселением и отводом усадеб колхозникам не принимает.
Начальник сектора структуры и штатов НКЗ СССР Любинский РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 10. Д. 960. Л. 42-44. Копия.
1* См. док. № 208. 2* Так в тексте.
469

№ 232
Докладная записка Прокуратуры СССР А.А. Андрееву и В.М. Молотову о фактах невыполнения постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г.
Сентябрь 1939 г.1*
Находящиеся в распоряжении Прокуратуры Союза ССР материалы о ходе реализации постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г. о мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания2* свидетельствуют о том, что проведенная партийными и советскими организациями массово-политическая работа по разъяснению этого постановления обеспечила в значительной мере предупреждение дальнейшего разбазаривания земель, закрепленных за колхозами.
Однако в ряде мест и после опубликования постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г. имели место факты преступного разбазаривания колхозных земель и нарушения установленного порядка землепользования. Факты преступного разбазаривания колхозных земель были вскрыты органами прокуратуры в Белорусской ССР, Краснодарском и Орджоникидзевском краях, Челябинской, Тамбовской, Ярославской, Московской, Ростовской, Сталинской, Харьковской, Кировской, Хабаровской, Новосибирской, Смоленской, Калининской и других областях. Виновные в разбазаривании общественных земель органами прокуратуры неуклонно привлекаются к уголовной ответственности.
Одновременно органами прокуратуры выявлено, что во многих местах при проведении в жизнь постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая с.г. об охране общественных земель колхозов от разбазаривания был допущен целый ряд грубейших извращений этого постановления:
1. Районные организации и руководители колхозов в некоторых местах
стали ориентировать колхозников на установление завышенного обязательно
го минимума трудодней сверх установленного в ст. 14 постановления от 27 мая.
Например, правление колхоза им. т. Андреева Орджоникидзевского края уста
новило минимум трудодней для женщин в возрасте до 45 лет 150—200, а для
мужчин — 300. Общее собрание членов колхоза им. т. Сталина Бейкушского
сельсовета Очаковского района Николаевской обл. 6 июня 1939 г. постанови
ло установить обязательный минимум трудодней 150 в год. В этом же райо
не 1 июня 1939 г. общее собрание колхозников сельхозартели «2-я пятилетка»
Кумбурлекского сельсовета постановило установить минимум трудодней 130
в год. В Валковском районе Харьковской обл. Благодатневского сельсове
та 17 июня установлен для женщин минимум 100 трудодней, для мужчин —
250 трудодней.
Все эти незаконные постановления прокуратурой были опротестованы.
2. В некоторых колхозах вместо проведения массовой разъяснительной
работы для обеспечения вовлечения в производственную работу всех членов
колхозов стали на путь незаконного исключения из колхозов лиц, ранее, до
опубликования постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая с.г., не ра
ботавших или выработавших мало трудодней. В некоторых колхозах исключа
ли даже тех, кто работал хорошо, но у которых другие члены семьи не вырабо
тали к этому времени установленного постановлением минимума трудодней.
Такого рода факты имели место в БССР, а также в Ярославской, Ивановской,
Тамбовской, Калининской, Днепропетровской, Харьковской, Кировской,
Московской и других областях.
470

Так, например, в колхозе им. Войкова Троекуровского района Рязанской обл. правление колхоза 8 июня с.г. исключило 22 хозяйства по мотивам невыхода на работу. 11 июня это решение было утверждено, и исключено еще 3 хозяйства, что составляет 17% к общему числу хозяйств колхоза. При проверке прокурором на месте установлено, что все исключенные, за исключением двух хозяйств, работают в колхозе.
В колхозе им. Астахова Крапивенского района при обсуждении постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая с.г. было исключено из колхоза 21 хозяйство. Среди исключенных многие работали в колхозе и имели значительно больше трудодней, чем установлено в качестве обязательного минимума.
3. Вследствие неправильного понимания постановления от 27 мая 1939 г. по
вине районных организаций имели место факты незаконного лишения рабо
чих и служащих в пользовании колхозным пастбищем для скота, находяще
гося в их личном пользовании. Такие факты имели место в Куйбышевской,
Смоленской, Новосибирской областях и Чувашской АССР.
В Чердаклинском районе Куйбышевской обл. на совещании председателей колхозов и сельсоветов было дано указание удалять с колхозного пастбища скот, принадлежащий лицам, не состоящим в колхозе. В результате в Чердаклинском районе в одном только сельсовете было прогнано с колхозного пастбища до 400 голов скота, причем своевременно не были приняты меры для отведения им под пастбища земель из госфонда. Лишенные пастбища граждане стали выгонять скот самовольно на колхозное пастбище. Это вызвало применение сельскими судами массовых штрафов. Так, по Архангельскому сельсовету было оштрафовано 36 чел. на 360 руб. Штрафы налагались даже за то, что скот пасся не на пастбище, а на улице возле домов владельцев скота. По представлению прокуратуры лицам, лишенным права пасти скот на колхозном пастбище, было выделено пастбище из земель государственного фонда.
4. В ряде краев и областей незаконно изымались приусадебные участки
у колхозников и единоличников, в некоторых случаях даже с урожаем, до
утверждения результатов обмера приусадебных участков. Например, в Зарай
ском районе Московской обл. Протякинский сельсовет 2 июня 1939 г. вынес
постановление об изъятии приусадебного участка колхозницы Захаровой по
мотивам, что последние две зимы проживала в Москве.
Председатель Градижского рика Полтавской обл. на совещании председателей сельсоветов и колхозов дал распоряжение в случае выявления излишков приусадебных участков отбирать их с урожаем. В результате этого в с. Веремеевка и Недогады у единоличников скосили и изъяли сено. В Горностаевском районе Николаевской обл. в результате незаконного распоряжения местных органов были опаханы огороды рабочих и служащих, и им было запрещено обрабатывать эти огороды. В Коломакском районе Харьковской обл. после опубликования постановления от 27 мая некоторые колхозы предъявили к сельской интеллигенции требование выхода на работу в колхозе, угрожая в противном случае изъять у них огороды.
Все эти незаконные распоряжения органами прокуратура опротестованы.
5. Обмер приусадебных участков, начатый 1 июля 1939 г., не везде прово
дился с соблюдением всех требований, изложенных в постановлении ЦК
ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая с.г. В результате чего органы прокуратуры
в некоторых местах опротестовали действия комиссии по обмеру приусадеб
ных участков.
В Ленинградской обл. имели место случаи неправильного комплектования комиссий. Например, в Киришском районе в комиссию при сельсовете был
471

привлечен в качестве мерщика 15-летний мальчик. В Тамбовской обл. комиссия по обмеру приусадебных участков в колхозе им. VII съезда Советов Рассказовского района вследствие халатного отношения к работе председателя комиссии неправильно произвела обмер двух хозяйств, у которых при вторичном обмере были обнаружены неучтенные участки 0,07 га и 0,02 га.
В Пензенской обл. после опубликования постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая председатель колхоза «Знамя труда» Бековского района организовал комиссию для обмера приусадебных участков в незаконном составе, без участия в ней председателей сельсовета и колхоза. Члены этой комиссии в течение трех дней устанавливали границы приусадебных участков, не производя фактического их обмера. При обходе дворов члены комиссии требовали покупки им вина, угрожая тем, что отберут огороды. В частности, члены комиссии Здобников и Водин в пьяном виде в квартире гр. Райковой заявили: «Мы пришли громить», называя себя «черной тучей». Члены этой комиссии были преданы суду и осуждены, Здобников и Водин — к 2 годам лишения свободы каждый, а остальные — к исправительно-трудовым работам на разные сроки.
Мероприятия по реализации постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая об охране общественных земель колхозов от разбазаривания повсеместно встретили одобрение со стороны колхозников. Однако имел место целый ряд случаев сопротивления проведению этих мероприятий в жизнь со стороны враждебных и преступных элементов. Так, в Оленинском районе Калининской обл. гр. Кольцов и Новиков, подлежавшие сселению с хуторов, получили кредит и лес на льготных условиях. Вместо использования денег и леса на перенос домов в назначенное им место, они срубили из отпущенного леса два дома и продали их в Москву. Кольцов и Новиков были преданы суду и осуждены к 2 годам лишения свободы с конфискацией проданных домов. Единоличник д. Красная Слобода Дубровенского района Витебской обл. Валицкий, не желая сселяться с хутора в центр колхоза, скрылся. Когда на его хутор в июле прибыл председатель колхоза Шабанов с двумя бригадами, жена Валицкого, сорганизовав группу единоличников, набросилась на председателя колхоза и избила его вилами. Валицкая осуждена к 4 годам лишения свободы. В Богодуховском районе Харьковской обл. гр. Борисенко, исключенный из колхоза «Перемога», встретив активиста сельсовета Гарбуза, который принимал участие в отрезке его усадьбы, нанес ему из мести удары по лицу и пытался ударить его ножом. Борисенко осужден к 2 годам лишения свободы.
При проведении в жизнь мероприятий по сселению с хуторов в некоторых местах со стороны отдельных работников были допущены незаконные действия, которые были опротестованы органами прокуратуры, а против лиц, в них виновных, в некоторых случаях было возбуждено уголовное преследование. Такие незаконные действия имели место в Белорусской ССР, Смоленской, Ленинградской, Кировской и других областях.
В Смоленской обл. председатель сельсовета обязал учительницу Базенкову в пятидневный срок перенести свое строение в д. Утеково Рославльского района с хуторского участка на село. Несмотря на то, что Базенкова от сселения не отказывалась и лишь ввиду болезни ребенка просила отсрочить сселение на один месяц, председатель сельсовета по истечении назначенного им срока приступил к ломке ее дома, снес крышу и трубу.
В Ленинградской обл. председатель Яблонского сельсовета Лычковского района Поворов потребовал от колхозницы, чтобы она переселилась с хутора в течение одного часа. На ее возражение о том, что она в такой короткий срок с малолетними детьми не сможет выселиться, Поворов выбил в ее доме окна, снял дверь и разобрал крышу, оставив колхозницу с детьми под дождем.
472

Председатель Мстиславского рика БССР дал указание председателям ряда сельсоветов переселить всех единоличников, проживающих в центре деревни и не вступающих в колхозы, на окраину деревни.
В колхозе «Коминтерн» Капличского сельсовета Домановичского района БССР для переселяющихся с хуторов были отведены приусадебные участки на расстоянии 300 м от центра колхоза, вследствие чего образовался самостоятельный поселок.
Об изложенном довожу до Вашего сведения.
М. Панкратьев ГА РФ. Ф. 8131. Оп. 37. Д. 144. Л. 206-212. Копия.
** Датируется по смежным документам дела. 2* См.: СЗ СССР. 1939. № 34. Ст. 235.
№233
Справка начальника 2 отдела ГУЛАГ НКВД СССР Грановского «По вопросу освобождения заключенных-колхозников и колхозно-сельского актива»
2 октября 1939 г.
2 декабря 1938 г. НКЮ СССР письмом на имя народного комиссара внутренних дел СССР сообщил, что из числа 14 793 чел. колхозников и колхозно-сельского актива, подлежащих освобождению по пересмотру дел, не освобождено 2666 чел.1* В соответствии с письмом НКЮ РСФСР ГУЛАГом НКВД 30 декабря 1938 г. № 1222455 дано директивное указание лагерям и ОИТК о немедленном исполнении определений об освобождении заключенных колхозников и колхозно-сельского актива2*.
Поступавшие списки из судорганов немедленно проверялись через справочную картотеку ГУЛАГа НКВД. На лиц, на коих имелись в ГУЛАГе НКВД данные об их местонахождении, составлялись персональные списки и сообщалось соответствующей ОИТК и судоргану о высылке по месту их нахождения судопределений. Также ОИТК и судорганам для сведения сообщалось о тех заключенных, кои значились уже освобожденными. На заключенных, на которых сведений в ГУЛАГе НКВД не оказалось, составлялись списки, которые в соответствии с приказом НКЮ СССР № 26с114 направлялись в ОИТК по месту осуждения с указанием принять совместно с судами 1-й инстанции меры к розыску и освобождению их согласно определения.
Всего ГУЛАГу НКВД из судорганов областей, краев и республик в разное время было прислано списков на 2579 чел., из них по учету ГУЛАГа значилось: 266 чел. уже освобожденными, 402 чел. — содержащимися в лагерях НКВД и на 1589 чел. сведений в ГУЛАГе не оказалось. Из числа 1589 чел., согласно указаний ГУЛАГа НКВД, ОИТК установлено 1035 чел., куда входят небравши-еся под стражу, отбывшие наказание, освобожденные ранее и умершие.
По вышеуказанным спискам осталось неразысканными 692 чел., в это количество входят 453 чел., неразысканных по ОИТК Башкирской АССР, которое в течение четырех месяцев, несмотря на напоминания со стороны ГУЛАГа НКВД, не высылает сведений о количестве освобожденных. ОИТК НКВД
473

Башкирской АССР дано указание немедленно сообщить результаты розыска лиц, подлежащих освобождению.
По циркуляру Прокуратуры № 141/71/с от 3 августа 1939 г., изданному в связи с окончанием контрольных сроков по освобождению лиц колхозно-сельского актива и колхозников, в ГУЛАГ НКВД в середине сентября 1939 г. вновь стали поступать списки на подлежащих освобождению в значительно меньшем количестве. На сегодняшний день поступили списки по ^областям — на 339 чел., из которых 51 чел. уже освобожден, 64 чел. числятся содержащимися в лагерях НКВД. В отношении остальных 224 чел. местонахождение ГУЛАГу неизвестно, розыски производятся порядком вышеуказанным.
Следует отметить, что списки судорганов на заключенных, подлежащих освобождению, составляются небрежно. Указывается только фамилия, имя и отчество, по которым справочная картотека ГУЛАГа НКВД справок дать не может, так как на одну и ту же фамилию имеется по нескольку десятков карточек. Кроме того, судорганы грубо нарушают приказ НКЮ СССР № 26с от 21 июля 1938 г., т.е. направляют определения для исполнения, не проверив предварительно, бралось то или иное лицо под стражу. В результате имеются многочисленные случаи, когда подлежащие освобождению или совершенно не брались под стражу, или брались, но освобождены в 1935—1936 гг. Так, например: по сообщению ОИТК НКВД по Саратовской обл. Комосов Егор Иванович освобожден 5 мая 1935 г., Решетов Михаил Васильевич освобожден 16 июля 1936 г. По ОИТК НКВД Мордовской АССР — Кибайкин Т.Е. под стражу не брался и, по сообщению сельсовета, служит в РККА. Свещников Василий Сергеевич освобожден и работает в колхозе. По ОИТК УНКВД Куйбышевской обл. по делам заключенных Медведева Николая Степановича и Немыкина Ивана Григорьевича видно, что они под стражу не брались и приговор в отношении их в исполнение не приводился. Таких фактов можно привести много.
Судорганы и прокуратуры, как правило, в ГУЛАГ НКВД определений об освобождении колхозников и колхозно-сельского актива не высылают, ограничиваясь присылкой только списков, причем имели место случаи, когда присылали вторичные списки на одних и тех же лиц.
В дополнение к мероприятиям, изложенным выше, ГУЛАГ НКВД в целях ускорения освобождения лиц колхозно-сельского актива и колхозников дает в лагеря и ОИТК директивное указание, которым предлагается принять меры к тщательной проверке местонахождения лиц, подлежащих освобождению, обязывая лагеря и ОИТК сроками исполнения, концентрируя весь контроль в ГУЛАГе НКВД. По определениям, поступающим непосредственно в ГУЛАГ НКВД, 2 отдел ГУЛАГа в отдаленные лагеря: Воркута, Норильск, Нагаево — распоряжения об освобождении дает только шифротелеграфом.
По существу предложений, выдвигаемых Прокуратурой Союза ССР, считаем целесообразным:
1. В соответствии с приказом наркома НКВД СССР ГУЛАГу организо
вать до конца действенный контроль за осуществлением лагерями и ОИТК
своевременного освобождения лиц, осужденных по делам колхозно-сельско
го актива.
2. Считать возможным производить освобождения заключенных из ла
герей шифротелеграфными распоряжениями только из отдаленных лагерей
(Воркута, Норильск, Нагаево) при наличии определений судорганов и уста
новлении местонахождения заключенного.
3. Считать необходимым НКЮ периодически издавать списки лиц, подле
жащих освобождению. Списки должны быть составлены только на основании
474

вполне юридически оформленных документов, дабы места заключения при установлении лиц, перечисленных в списках, имели бы совершенно законные основания на их освобождение. Списки должны обязательно содержать полные установочные данные заключенного, органа и даты осуждения.
Обязать НКЮ через местные судорганы 1-й инстанции, аппарат судиспол-нителей, районные отделения милиции и сельсоветы устанавливать местонахождение разыскиваемых, обеспечив полностью реализацию приказа НКЮ № 26с от 21 июня 1938 г., где предусмотрен порядок установления и освобождения заключенных.
Начальник 2 отдела ГУЛАГ НКВД СССР лейтенант госбезопасности Грановский
ГА РФ. Ф. Р-9414. Оп. 1. Д. 1141. Л. 37-41. Копия.
1* См. док. № 152. 2* См. док. № 156.
№234
Докладная записка зам. наркома заготовок СССР К.П. Субботина А.И. Микояну о предварительных итогах работы по отнесению колхозов к разрядам урожайности по зерновым культурам 1939 г.
17 октября 1939 г.
Отнесение колхозов к разрядам урожайности по зерновым культурам по Союзу на 1 октября закончено. Отчеты полностью поступили от всех уполномоченных 102 областей.
Особенность отнесения колхозов к разрядам урожайности с 1939 г. требовала от Наркомзага и его уполномоченных на местах большой подготовки к этой сложной и ответственной работе, учитывая, что в практике последних 2 лет имело место массовое занижение урожайности на местах и недополучение государством значительного количества натуроплаты за работы МТС.
Отнесение каждого района к одному разряду урожайности при сложившейся на протяжении ряда лет практике отнесения каждого колхоза района к своему разряду урожайности, требовало от каждого уполнаркомзага исключительно внимательного и серьезного отношения к решению этих задач и от наркомата систематической помощи уполнаркомзагам в решении вопросов установления для каждого района разряда урожайности.
Значительную помощь в работе областным уполномоченным Наркомзага оказывали областные руководящие партийные и советские организации, многие из которых приняли специальные решения об организации работы по учету видов на урожай и отнесению колхозов к разрядам урожайности (Омская, Ростовская обл., Краснодарский край и др.), а также выделили значительное количество ответственных работников в помощь облуполнар-комзагам по проведению в районах и селах подготовительной работы по учету видов на урожай.
Сравнивая установленные колхозом разряды урожайности 1939 г. и 1938 г., получаем следующие результаты:
475

Сравнительная таблица отнесения колхозов к разрядам урожайности в 1938 и 1939 гг.


Отнесено
Отнесено
Отнесено
Отнесено
Отнесено
Отнесено


колхозов
колхозов
колхозов
колхозов
колхозов
колхозов


к 1
ко II
к III
к IV
KV
к VI и VII
Итого

разряду
разряду
разряду
разряду
разряду
разряду

1938 г.
20 904
30 357
41975
35 391
23 642
34 966
187 235
1939 г.
5699
9392
21035
50 786
49 034
54 896
190 842
В результате правильной организации уполнаркомзагами работ в большинстве областей по отнесению колхозов к разрядам урожайности 1939 г., основная масса колхозов отнесена к высшим разрядам урожайности, что должно дать поступление натуроплаты в 1939 г. больше, чем в прошлом.
Сравнительная таблица начисления натуроплаты в 1938 и 1939 гг.

1938 г.
1939 г.
[Разница 1938 и 1939 гг.]
Количество колхозов
Площадь в тыс. га
Натуроплата в тыс. пуд.
Количество колхозов
Площадь в тыс. га
Натуроплата в тыс. пуд.
в тыс. пуд.
187 235
84 025,5
636 130
190 842
80 705,8
867 533
231 403
При правильной организации работы и правильном определении разрядов урожайности по подавляющему количеству областей и республик, однако, надо отметить, что в ряде областей, краев и республик имел место ряд нарушений постановления ЦК ВКП(б) и Совнаркома об отнесении колхозов к разрядам урожайности.
Из проверенных контролерами Наркомзага с 8 июля по 5 октября с.г. 74 областей по зерновым культурам и 25 областей по техническим и масличным культурам и картофелю, было установлено по 13 областям и 130 районам по 1950 колхозам, что уполнаркомзагами были установлены заниженные разряды. Наркомзаг на все эти факты занижения представил в Совнарком Союза ССР соответствующий материал с просьбой об отмене принятого уполнаркомзагами неправильного решения.
Как неправильные, нарушавшие постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 13 января 1939 г. «О порядке отнесения колхозов к разрядам урожайности», были отменены решением СНК СССР решения уполнаркомзагов по следующим областям и республикам: по Чкаловской обл. в 4 районах по 29 колхозам; по Башкирской АССР в 2 районах по 28 колхозам; по Азербайджанской ССР в 6 районах по 288 колхозам; по Смоленской обл. в 8 районах по 261 колхозу. Всего отменено в 20 районах по 636 колхозам. Особенно грубое нарушение постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР имело место по Смоленской обл., где по дополнительной проверке контролеров Наркомзага установлено, что разряды урожайности были занижены по 550 колхозам с площадью 65 617 га. По всем 550 колхозам урожайность была пересмотрена, и установлены колхозам соответствующие разряды, в результате чего увеличен размер натуроплаты колхозов на 70 тыс. пуд. зерна.
Антигосударственные попытки занизить урожайность особенно были проявлены со стороны ряда председателей колхозов и директоров МТС и заведующих райзо. По предварительным данным, за занижение урожайности было привлечено к ответственности 278 председателей колхозов, 30 директоров МТС и 12 заведующих райзо.
476

Не все областные, республиканские, а также районные советские и партийные организации (особенно земельные работники) учли важность решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР об отнесении колхозов к разрядам урожайности и не оказывали вовремя уполнаркомзагам нужную им помощь. В ряде областей не было выделено в помощь облуполнаркомзагам ответственных работников; вследствие этого подготовительная работа по учету видов на урожай не была развернута. Имеется целый ряд фактов, когда начальники облзо, их заместители под тем или иным предлогом самоустранялись от работы по получению от колхозов качественных данных учета урожая по каждому району и в целом по области (Пермская, Чкаловская обл., Азербайджанская ССР и Мордовская АССР).
Надо отметить, как положительную, сторону в деле оказания необходимой помощи уполнаркомзагам по отнесению колхозов к разрядам урожайности со стороны работников ЦУНХУ. Подавляющее большинство работников этой системы являлось прямыми помощниками уполнаркомзагам, представляя уполнаркомзагам доброкачественные материалы по урожайности. Начальники облУНХУ, будучи экспертами при отнесении облуполнаркомзагами колхозов к разрядам урожайности, активно принимали участие в этой работе, что безусловно способствовало уполнаркомзагам правильно разрешить вопросы и устанавливать колхозам соответствующие разряды урожайности.
Как раз наоборот, не чувствовалось этого по линии Наркомзема Союза. Наркомзем Союза слабо руководил работой по учету видов на урожай. Как установлено контролерами Наркомзага, Наркомземом не было спущено ни одного директивного указания начальникам облзо о том, что они являются ответственными за качество и своевременное выполнение этой столь важной работы. Благодаря такому руководству со стороны Наркомзема этой работой, большое количество начальников облзо, будучи экспертами при установлении уполнаркомзагами колхозам разрядов урожайности, к этой работе относились весьма пассивно. Ряд начальников облзо даже не считал своей обязанностью, как эксперты, являться на заседание уполнаркомзага при установлении колхозам разрядов урожайности (Харьковская, Винницкая, Чкаловская обл.).
Также плохо поставлено было дело с бланками учета видов на урожай. Эти бланки (форма № 8) получены были на места в облзо с большим опозданием. Такие области, как Рязанская, Орловская и Тульская получили эти формы, когда уже прошли сроки дачи оценок видов на урожай. Из-за несвоевременного получения этих форм облзо представили уполнаркомзагам недоброкачественные данные об урожайности, что имело место не только в этих областях, но и в других.
Установленные Наркомземом Союза для колхозов в 1939 г. сроки учета видов на урожай по зерновым культурам (по южным областям — 1 июля, по центральным — 15 июля и по северо-восточным — 1 августа), как подтвердилось практикой работы, явились поздними. С одной стороны, эти сроки не давали возможности райуполнаркомзагу своевременно проверить полученные от колхозов данные об урожайности, так как большая площадь хлеба зерновых культур была уже убрана, а с другой стороны, это слишком задерживало облуполнаркомзагам работу по отнесению колхозов к разрядам урожайности. Вследствие этого рядом областей перед Наркомземом и Наркомзагом были возбуждены ходатайства об отмене установленных им сроков в даче оценок видов на урожай (Воронежская, Саратовская обл., Краснодарский, Орджоникидзевский края, Киргизская ССР и др.).
Наркомзаг СССР, согласно постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР, впервые непосредственно проводит работу по отнесению колхозов к разрядам урожайности по зерновым, техническим, масличным культурам и картофелю.
477

Естественно, что в этой работе, наряду с положительными ее результатами, были, несомненно, и существенные недостатки. Наркомзаг недостаточно осуществлял и увязывал работу по отнесению колхозов к разряду урожайности с облуполнаркомзагами, а также с Наркомземом Союза и ЦУНХУ.
Приступая к проведению этой работы, Наркомзаг не созвал по этому вопросу совещания с уполнаркомзагами, а проверка работы уполнаркомзагов по отнесению колхозов к разрядам урожайности показала, что такое совещание надо было созвать, так как для большинства уполномоченных работа эта явилась совершенно новой и естественно, что у уполнаркомзагов возникал целый ряд вопросов. Все это, безусловно, могло отрицательно отразиться на качестве проводимой работы.
С большим опозданием была организована при Наркомзаге контрольная группа по проверке работы уполнаркомзагов по отнесению колхозов к разрядам урожайности (группа была создана и приступила к работе 7 июля). Поэтому контролеры Наркомзага не могли помочь уполнаркомзагам в их подготовительной работе, а пришлось контролерам исправлять работы на ходу, и чаще всего приходилось исправлять допущенные ошибки после совершившегося факта. В результате по 27 областям, 150 районам, 8535 колхозам установлены уполнаркомзагами вопреки постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР смежные разряды урожайности. Наркомзаг для анализа правильности установленных по этим колхозам смежных разрядов запросил от облуполнар-комзагов данные об урожайности.
Другим показателем недостаточно правильного решения уполнаркомзагами вопросов по ряду областей являются ходатайства облисполкомов о снижении колхозам установленных уполнаркомзагами разрядов урожайности. На 5 октября всего от колхозов поступило (с ходатайством облисполкомов) 1424 жалобы о снижении установленных уполнаркомзагами разрядов урожайности. Совнарком рассмотрел жалобы по 32 областям, 953 колхозам, из них удовлетворил 702 колхозам и 251 колхозу отказано за отсутствием обоснованности жалоб.
О ходе работ по отнесению уполнаркомзагами колхозов к разрядам урожайности по техническим, масличным и картофелю докладная записка будет представлена дополнительно.
В качестве общих выводов из всей работы по отнесению колхозов к разрядам урожайности считаю необходимым отметить следующее:
1) практика работы этого года показала, что организация инспекторской
группы при Наркомзаге полностью себя оправдала, и на следующий 1940 г.
необходимо создать постоянно действующую контрольную группу в количес
тве 5—6 чел. с доведением в момент массового проведения работ по отнесе
нию колхозов к разрядам урожайности (июль—октябрь) до 15 чел.;
2) в помощь областным уполномоченным Наркомзага на время проведения
работы по отнесению колхозов к разрядам урожайности необходимо принять
одного квалифицированного работника-специалиста (агронома);
3) вместе в Наркомземом СССР и ЦУНХУ на основе практического опыта
проводимой в этом году работы по отнесению колхозов к разрядам урожай
ности пересмотреть установленные в 1939 г. Наркомземом сроки представле
ния колхозами оценок видов на урожай; разработать инструкцию учета видов
на урожай и установить порядок представления уполнаркомзагами соответс
твующих данных по урожайности.
Прилагаю сравнительную таблицу 1938/1939 г. установленных разрядов урожайности по зерновым культурам в разрезе областей, краев, республик в целом по Союзу.
Зам. народного комиссара заготовок СССР Субботин
478

Приложение
Сравнительная таблица установленных разрядов урожайности 1938—1939 гг.
зерновых культур по СССР

Урожайность
1938 г.
1939 г.
Колхозы
Процент
Площадь в тыс. га
Процент
Колхозы
Процент
Площадь в тыс. га
Процент

20 904
ИД
13 213,4
15,9
5699
2,9
5021,7
6,1
меньше 7 ц
30 357
16,3
10 341,6
12,4
9392
4,8
6286,96
7,6
меньше 9 ц
41975
22,5
13 572,0
16,3
21035
11,1
9910,0
12,2
меньше 11ц
35 391
18,9
13 779,98
15,5
50 786
26,6
14 952,88
18,4
меньше 13 ц
23 642
12,6
10 960,7
13,2
49 034
25,7
15 037,6
18,5
15 и выше ц
34 966
18,6
22 158,5
26,7
54 896
28,9
29 496,66
37,2
Итого по СССР:
187 235
100
84 025,5
100
190 842
100
80 705,8
100
РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 1. Д. 1100. Л. 357—353. Заверенная копия; Л. 352. Копия.

№№ 235-236
Запрос Тамбовского областного земельного управления в юридический отдел Наркомзема СССР об оплате труда реабилитированных работников МТС и ответ Наркомзема СССР
9 ноября—1 декабря 1939 г.
№235
Запрос Тамбовского облзо
9 ноября 1939 г.
С мест поступают запросы, на которые мы ответить затрудняемся за отсутствием у нас надлежащих указаний и разъяснений, примерно: тракторист, бригадир тракторного отряда, комбайнер и другие работники МТС, которые состоят членами колхоза, органами следствия на время следствия заключались под стражу и в заключении находились от 6 месяцев до 2 с половиной лет, после чего реабилитировались и освобождены, имеют ли они право на получение зарплаты за 2 месяца и откуда? Просьба дать указание.
Начальник облзо1* Начальник канцелярии Мещерин
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 1. Д. 2416. Л. 192. Подлинник.
1 Подпись неразборчива.
№236
Ответ правовой группы Наркомзема
1 декабря 1939 г.
Поскольку трактористы и бригадиры тракторного отряда МТС являются членами колхоза, а не работниками по найму, для МТС не возникает обязанности, в случае освобождения этих лиц из-под стражи с полной реабилитацией, выплатить им зарплату за 2 месяца вынужденного отсутствия их на работе.
Лицам, работающим в МТС по найму, в том числе комбайнерам, выплата заработной платы за время их вынужденного отсутствия на работе вследствие ареста при восстановлении их на работу должна быть произведена, согласно разъяснению Пленума Верховного суда, не более чем за 2 месяца.
Трудодни колхозникам начисляются только за работу в колхозе. Поэтому за время нахождения их под арестом трудодни начислены быть не могут. Вопрос об оказании помощи колхозникам, освобожденным из-под ареста, может быть разрешен общим собранием членов колхоза.
Руководитель правовой группы Наркомзема СССР Турубжер
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 1. Д. 2416. Л. 197. Копия.
480

№237
Докладная записка зам. наркома внутренних дел СССР В.В. Чернышева Л.П. Берии по вопросу об освобождении из-под стражи работников колхозного и сельского актива, осужденных в 1934-1937 гг.
26 ноября 1939 г.
Докладываю, что во исполнении Вашего распоряжения № 4498/Б от 5 октября с.г. по вопросу освобождения из-под стражи работников колхозного и сельского актива, неправильно осужденных в 1934—1937 гг., проделано ГУЛАГом следующее:
Всего за период сентябрь—ноябрь месяцы 1939 г. по состоянию на 23 ноября 1939 г. ГУЛАГом НКВД получены из Прокуратуры и НКЮ СССР списки на 1153 чел. бывших работников колхозно-сельского актива, подлежащих розыску и освобождению.
Из этого числа после тщательной проверки по централизованному учету ГУЛАГа НКВД оказалось:
Уже освобожденными в разное время — 214 чел.
Числящихся за лагерями — 160 чел.
Нет сведений на — 779 чел.
Из числа 160 чел., числящихся за лагерями, ПО чел., по сообщениям лагерей, освобождены до получения наших указаний об освобождении. Остальные 50 чел. числятся за особо отдаленными лагерями, сведения на них ожидаем в ближайшие дни.
На 779 чел., на которых в ГУЛАГе НКВД сведений не оказалось, составлены в разное время 4 бюллетеня и разосланы во все места заключения для установления местонахождения и немедленного освобождения.
Из числа этих 779 чел., в результате полученных сведений из мест заключений и Прокуратуры СССР об освобождении, снято с розыска 309 чел. Из них Прокуратурой СССР снято с розыска 162 чел.
Зарегистрировано 6 случаев, когда объявлялся Прокуратурой розыск на лиц, под стражу не бравшихся вовсе.
Таким образом, из 1153 чел. колхозно-сельского актива, подлежавшего розыску и освобождению, на сегодняшний день снято с розыска 633 чел., ожидаются подтверждения из отделенных лагерей на 50 чел. и находится в розыске 470 чел.
Зам. народного комиссара внутренних дел Союза ССР
комдив Чернышев
ГА РФ. Ф. 9414. Оп. 1 доп. Д. 1141. Л. 53-54. Подлинник.
№238
Докладная записка зам. заведующего Сельскохозяйственным отделом ЦК ВКП(б) Лукьяненко А.А. Андрееву «О товарных запасах зерна у колхозов и колхозников»
1 декабря 1939 г.
Для изучения вопроса о товарных запасах зерна у колхозов и у колхозников я посетил Ордынский, Кочковский, Купинский районы Новосибирской
16 — 3921 481

обл.; Карасукский, Хабарский, Панкрушихинский районы Алтайского края и Исиль-Кульский район Омской обл.
Наиболее яркими районами по запасам зерна оказались: Доволенский, Купинский, Карасукский, Хабарский, Панкрушихинский и Исиль-Кульский.
Доволенский район три года подряд получает урожай от 12 до 15 ц. Район отдален от линии железной дороги на 120—160 км. Рабочих лошадей и волов имеется 6286 голов, т.е. 3143 пары сибирских тягловых единиц, бричек (пароконных ходов) район имеет 1712 штук, не хватает бричек — 1431, или 2862 головы рабочего скота производительно не может быть использовано. Район на 15 октября план хлебосдачи выполнил только на 43%. В районе преобладают настроения: возить хлеб только на автомашинах. Недостатки транспортных средств наиболее ярко можно показать на примере следующих колхозов. Колхоз им. Чапаева должен сдать 3900 ц хлеба, имеет 43 лошади, 34 вола, 20 бричек, т.е. половина рабочего скота не может быть использована на вывозке и уборке хлеба.
Колхоз «Верный путь» имеет 55 лошадей, бричек — 31. Почти половина рабочего скота не используется.
Колхоз «Красный партизан» Боганского сельсовета сдает 3535 ц, а бричек имеет — 30.
Колхоз «Красный партизан» Согринского сельсовета хлеба сдает 4408 ц, имеет 47 пар рабочего скота, а бричек только 30 шт. и т.д.
В связи с недостатком конного инвентаря в колхозах половину рабочего скота колхозы производительно не используют. Как следствие недостатка транспортных средств, в колхозах ежегодно оседает много товарного хлеба. Базарные цены на пшеницу стоят от 6—8 до 12 руб. за центнер пшеницы.
Товарные излишки по колхозу выражаются в следующих цифрах:
В колхозе «Коминтерн» Доволенского района валовой сбор составляет 12 тыс. ц. Колхоз сдает государству 4500 ц, на семена оставляет 1600 ц, на фураж — 1 тыс. ц, на продовольствие — 500 душ — 1 тыс. ц, остается — 4 тыс. ц чисто товарного зерна.
В колхозе «1 Мая» того же района валовой сбор зерна 7 тыс. ц, сдает государству — 2 тыс. ц, на семена оставляет — 900 ц, на фураж — 1 тыс. ц, на продовольствие — 420 душ — 840 ц, весь расход — 4740 ц, остается чисто-товарного зерна 2250 ц. Этот колхоз планирует продать в хлебозакуп 500 ц. После продажи хлеба государству остается 1760 ц чистотоварного зерна.
Колхоз «Новая Заря» того же района — валовой сбор зерна имеет 7903 ц, весь расход, включая продовольствие, составляет 5500, остается товарного хлеба 2403 ц.
Колхоз «Червонный Дол» — валовой сбор имеет — 6 тыс. ц, весь расход, включая продовольствие составляет 3900 ц, остается товарного хлеба — 2100 ц.
Колхоз «Заветы Ильича» имеет валовой сбор 8600 ц. По выполнению своих обязательств перед государством и засыпки семян фуража, остается чистотоварного зерна 2500 ц и т.д.
Возникает вопрос: разумно ли этот товарный хлеб выдавать колхозникам по 10—14—20 кг на трудодень? Когда этот хлеб заведомо не нужен колхозникам. В беседе с колхозниками, с председателями колхозов, сельсоветов, партийными и советскими работниками видно, что таким количеством остающегося ежегодно хлеба они «недовольны». Ненормальное положение с выдачей большого количества хлеба на трудодень видно из следующих примеров:
В колхозе «Красный сибиряк» Купинского район Новосибирской обл. 15 хозяйств, взятых на выборку в 1938 г., имели 1771ц лишнего хлеба.
482

Например, колхозник Сидоренко имел товарный остаток 172 ц. Колхозник Рыбин — 257 ц, колхозник Деревянко — 159 ц, колхозник Покин — 202 ц, Беспеченский — 118, Омельченко — 153, Омельченко К. — 184 и т.д.
В колхозе им. Буденного того же района товарный остаток хлеба за вычетом всех расходов самого колхозника, выражался в 450 ц. Колхозник Лисиченко этого колхоза имел товарный остаток 60 ц, колхозник Гладченко — 148 ц и т.д.
В колхозе «Новая деревня» того же района колхозник Спирин имел товарный остаток хлеба 108 ц, колхозник Овчинников — 120 ц и т.д.
В колхозе «Новый сибиряк» Исиль-Кульского района Омской обл. товарный остаток хлеба у отдельных колхозников достигает до 52 ц, а в колхозе «Пятилетка» Карасукского района товарный остаток хлеба у отдельных колхозников достигает от 30 до 165 ц и т.д. (подробно см. при сем прилагаемые таблицы)1*.
Разве колхозникам такое количество нужно иметь хлеба в личном пользовании? Ясно, что нет. Хлеб колхозникам не нужен. Поэтому в некоторых колхозах получается: вместо того, чтобы колхозник шел на работу, он занимается либо перелопачиванием, или сушением его. Имеются факты, когда хлеб у колхозников сгорается, портится. Вот почему таким положение «недовольны» ни руководители, ни колхозники. Колхозники недовольны большим количеством хлеба потому, что этот хлеб нужно беречь, а хлеб благодаря тому, что колхоз не обеспечивает транспортом, залеживается, не реализуется, портится. Поэтому колхозники и руководящие работники в колхозах, сельсоветах высказываются за то, чтобы вместо натуры колхозникам выдавали больше денег.
Колхозник Криворучка из с. Волчанка Доволенского района рассуждает так: «Дай мне 70 руб. в месяц и я буду в колхозе работать». Председатель Волчанского сельсовета Дериглазов говорит: «Мясо я продам, масло — продам, молоко — продам, на эти продукты покупатель есть, а вот на хлеб покупателя нет. Сдать в хлебозакуп колхоз подвод не дает, а хлебозакуп на месте не принимает». Такое положение действительно было в прошлом году. Потребкооперация в течение двух летних месяцев не принимала хлеб на месте.
Таким образом выходит, что на «хлеб покупателя нет». Поэтому цены на пшеницу на районных базарах низкие, в некоторых районах (Завьяловском, Хабаровском, Здвинском районах) цена на хлеб снижается на 4—6 руб. за центнер.
В этом отношении характерен следующий эпизод, который происходил в моем присутствии в кабинете секретаря Доволенского райкома т. Помель-никова. Председатель колхоза «Герой труда» т. Агеев приходит к секретарю с просьбой разрешить ему закупать хлеб у колхозников, окружающих станцию Боган, и этим закупленным хлебом быстрее рассчитаться с государством. Это предложение т. Агеева явно подкупало секретаря райкома т. Помельнико-ва, который план хлебосдачи на то число выполнил всего только на 40% с небольшим. Но секретарь колебался, дать ему разрешение на закупку хлеба для того, чтобы рассчитаться с государством, или не дать. Я спросил, а по какой цене вы там хлеб покупаете? Он говорит, что сейчас цены немного поднялись до 20—25 руб. на центнер. Я, говорит, послал ребят и дал им полторы тысячи рублей для того, чтобы они закупили хлеб. А когда мы план выполним, тогда свой хлеб продадим на рынке или в хлебозакуп сдадим. Понятно, что секретарь райкома разрешение на закупку не дал, но факт остается фактом. Тов. Агеев полторы тысячи рублей выдал и послал колхозников закупать хлеб в близлежащих колхозах и этим хлебом рассчитываться с государством. Хлеб покупается прямо на токах колхозов, у колхозников и вывозится на элеваторы. По-видимому, это не единственный случай.
!б* 483

В связи с тем, что образовались большие запасы хлеба у колхозников, среди отсталой части колхозников вынашиваются «амбарные» настроения. Например, в колхозе «Пятилетка» Утянского сельсовета Хабарского района колхозник Киселев говорит, что нужно строить амбары для того, чтобы хлеб не портился. «Амбарные» настроения среди отсталой части колхозников имеются и в колхозе «Пионер», «Труд», «Новая семья», им. Жданова, «Путь Ильича» и в других колхозах Хабарского, Купинского, Карасукского и Дово-ленского районов.
Кроме того, в связи с большими запасами зерна имеются, правда, единичные факты, когда хлеб дается в ссуду, взаймы колхозам и колхозникам. Например, колхозник Лисиченко из колхоза им. Буденного дал взаймы 36 ц зерна, Полосухин — 15 ц, колхозник Беликов — 5 ц, колхозник Гришин — 2 ц. Колхозник Сидоренко из колхоза «Красный сибиряк» дал взаймы 36 ц, Дорошенко — 23 и др. Правда, эти факты единичные, но они симптоматичные.
Избытки хлеба у колхозников и у колхозов руководители партийных и советских организаций видят, но что-либо сделать, провести какие-либо меры по ликвидации их ни Новосибирский обком, ни особенно Алтайский крайком не сделали. В Доволенском и Карасукском районах в некоторых колхозах дело дошло до того, что причитающийся хлеб на трудодень колхозника привозят и ссыпают хлеб под окно за то, что они не выходят на работу.
Вместо того, чтобы сделать из этого выводы и принять в порядке массовой политической работы среди колхозников по ограничению выдачи хлеба на трудодень, вместо этого эти вопросы выпускаются из вида. Между тем, это безусловно подогревает частнособственнические настроения отсталой части колхозников.
Характерно, что, несмотря на большие запасы хлеба, большинство колхозников урожайных колхозов работает хорошо. Нельзя отметить больших нарушений труддисциплины, массовых невыходов на работу и т.д. Это свидетельствует о том, что в сознании колхозников произошли большие перемены в пользу коллективного социалистического труда на общественной земле. Это положительный факт. Но, с другой стороны, менее устойчивая часть колхозников, а она меньшая в колхозе, неправильно реагирует на эти факты. В колхозах Купинского района отмечаются такие явления, когда, несмотря на решения партии и правительства об укреплении трудовой дисциплины, в ряде колхозов колхозники не вырабатывают минимума трудодней, установленного законом «О мерах охраны общественных земель от разбазаривания». Например, в колхозе «1 Мая» не выработан минимум трудодней 31 колхозником, из них 12 чел. имеют от 1 до 15 трудодней. В колхозе «Пробуждение» Лукошкинского сельсовета 29 колхозниками не выработан минимум трудодней, из них 5 чел. имеют меньше 20 трудодней. Эти факты отмечаются и в других районах.
Что касается производительности труда в этих колхозах, то составленная таблица по двум колхозам показывает (см. таблицы)1*. Как общее правило, во всех этих колхозах в посевную уборочную кампанию установленная в колхозах норма выработки выполняется от 25 до 65%, а 40—70% колхозников, участвующих в работе, установленных норм выработки в посевную уборочную кампанию не выполняет.
Потери зерна достигают в некоторых колхозах до 2 ц на га. Большинство колхозников прямо говорит, что им столько хлеба не нужно. Нам нужно, говорят они, больше денег и больше товаров.
Необходимо указать местным партийным и советским организациям на то, чтобы они не выдавали хлеб на трудодни по 10—15—20 кг. У нас это считается большим достижением, да еще журналисты переведут в пуды и напишут
484

не 200 ц, а 1200 пуд. Это такие запасы хлеба, что раньше ни один середняк такого количества хлеба, конечно, не имел даже в Сибири.
Мне кажется, для того, чтобы стимулировать продажу хлеба государству и поднять еще больший интерес к колхозному производству хлеба, необходимо пересмотреть закон о ценах на пшеницу по общественным хлебозакупкам, чтобы колхозники были заинтересованы в продаже хлеба не с трудодней, а колхозом, и на трудодни делить деньги, а не хлеб.
Цены на хлеб нужно установить по зонам. Для Сибири одну цену, а для Волги и Украины — другую цену и т.д. По хлебу (его продаже) должны быть установлены одни цены без премий, надбавок за количество проданного хлеба, а то существующие цены не стимулируют успешного развертывания хлебозакупок, потому что при продаже меньшей партии хлеба цены низкие, а при продаже большого количества хлеба — высокие. Надо, чтобы премии-надбавки выдавались только за сортность и качество хлеба.
Зам. зав. Сельхозотделом ЦК ВКП(б) Лукьяненко РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 123. Д. 26. Л. 79-87. Подлинник.
Таблицы не публикуются.
№239
Докладная записка М.И. Панкратьева И.В. Сталину и В.М. Молотову о нарушениях на местах постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания»
2 декабря 1939 г.
Проведение в жизнь постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г. «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания»1* сопровождалось в ряде областей и районов СССР различными извращениями этого постановления, а именно:
1. После опубликования постановления имели место факты разбазаривания
общественных земель колхозов и нарушений колхозного землепользования,
в частности:
а) продажа колхозами сенокосных угодий и сдача их исполу госучрежде
ниям (Московская, Калининская, Ярославская, Новосибирская, Киевская,
Сталинская, Ленинградская обл., Краснодарский край и др.);
б) продажа колхозами и колхозниками приусадебных участков единолични
кам (Сталинградская, Вологодская, Ярославская, Черниговская, Московская
и др. области);
в) распределение общественной земли колхозникам под видом компенса
ции их за земельную площадь, якобы занятую находящимися на их усадьбе
общественными постройками (Московская обл.);
г) наделение колхозников приусадебной землей сверх нормы (Хабаровская,
Горьковская, Харьковская, Новосибирская, Калининская, Каменец-Подоль
ская, Кировская, Ленинградская и другие области).
2. Обмер приусадебных земель производился в ряде случаев неправильно,
в результате чего приходилось эту работу переделывать, в частности, отмече
ны следующие нарушения:
485

а) пользование при обмере неправильными измерительными приборами
и сокрытие излишков земли путем составления фиктивных актов, а также
составление актов по данным обмера, производимого колхозами до издания
постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г. (Харьковская,
Хабаровская, Ленинградская, Рязанская, Пензенская, Киевская, Саратовская,
Тамбовская, Хакасская, Московская, Горьковская, Кировская, Николаевская,
Воронежская, Полтавская, Смоленская, Сумская и Ярославская области,
Орджоникидзевский край, Киргизская ССР, Татарская АССР и АССР Немцев
Поволжья);
б) образование комиссий в составе неправомочных лиц и переложение
работы по обмеру на мерщиков (Киевская, Куйбышевская, Ленинградская,
Черниговская, Днепропетровская, Запорожская, Одесская, Харьковская об
ласти и Киргизская ССР);
в) несвоевременное составление актов обмерочными комиссиями, задержка
с утверждением актов и отрезкой излишков приусадебных земель (Татарская
АССР, БССР, АССР Немцев Поволжья, Харьковская, Курская, Ярославская,
Ленинградская и другие области);
г) различные нарушения при обмере земли, занятой под постройками
и садами (Ворошиловградская, Черниговская, Рязанская, Ленинградская,
Челябинская, АССР Немцев Поволжья).
3. При сселении хуторов имеют место следующие нарушения и недостатки:
а) в ряде районов Смоленской обл. допускалось массовое принудительное
сселение с хуторов, сопровождающееся ломкой крыш, печей, мебели, при
чем такого рода действия учинялись и по отношению к хозяйствам преста
релых инвалидов. В одном Верешковическом сельсовете были сняты крыши
с 63 домов;
б) в БССР для сселяемых хозяйств отводятся приусадебные участки на рас
стоянии 300 м от центра колхоза, в результате чего образуются самостоятель
ные поселки. Наряду с этим лес и кредит предоставляются сселяемым хозяй
ствам после того, как постройки будут перевезены с хутора на новую усадьбу.
Производится сселение из центра деревни на окраину (БССР);
в) сселение производится без предварительного отвода участка в центре
колхоза (Кировская обл.), сохраняются постройки на хуторах (Ленинградская
обл.), предлагается сносить строения гражданам, не связанным с сельских хо
зяйством, но проживающим в деревне (Ленинградская обл.), или переносить
строения по месту нахождения предприятий (Житомирская обл.).
4. Отмечены многочисленные факты извращений п. 14 постановления ЦК
ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г., в частности:
а) исключение из колхозов колхозников, имеющих излишки приусадебной
земли (Татарская АССР, Житомирская обл.), за невыход на работу при наличии
большого количества выработанных трудодней (Харьковская обл.), по мотивам
нетрудоспособности (Вологодская, Калининская, Ярославская обл.), заочное
и огульное исключение отходников и членов их семей (Тульская, Кировская,
Киевская, Горьковская, Ярославская, Харьковская обл.);
б) установление минимума трудодней в году, в 2—3 раза превышающего
предусмотренный в постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г.
(Куйбышевская, Ростовская, Ярославская, Омская, Тульская, Читинская обл.,
Красноярский, Орджоникидзевский края и др.);
в) в одном из сельсоветов Новосибирской обл. рассылались единоличникам
письменные извещения с предложением вступить в колхозы в 10-дневный
срок, в противном случае, как говорилось в извещении, «Вы будете выселены
в Нарымский край».
486

Органами прокуратуры принимались надлежащие меры к установлению перечисленных фактов нарушений постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г., в частности, за период с 1 июня по 1 октября т.г. принесено 4238 протестов и возбуждено 3718 уголовных дел против лиц, виновных в разбазаривании общественных земель колхозов.
Изложенное сообщаю Вам на усмотрение.
М. Панкратьев РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 2. Л. 78-81. Подлинник.
!* См.: СЗ СССР. 1939. № 34. Ст. 235.
№240
Спецсообщение НКВД АССР Немцев Поволжья в НКВД СССР о перебоях в снабжении сельского населения хлебом
16 декабря 1939 г.
В конце ноября и в первой декаде декабря с.г. в ряде районов Республики Немцев Поволжья — Куккусский, Эрленбахский, Зельманский, Бальцерский и другие кантоны — имеют место серьезные перебои в снабжении сельского населения хлебом.
Напряженность положения в снабжении населения хлебом во многих селах приводит к тому, что у магазинов устанавливаются с ночи большие очереди, достигающие в отдельных случаях до 300—400 чел. Из Бальцерского кантона сообщают о том, что очереди приняли уже круглосуточный характер и что рабочие и служащие, не имеющие в семье людей, могущих по 5—6 часов стоять в очередях, остаются без хлеба. Из Куккусского, Зельманского, Гмелинского и других кантонов сообщают, что с 1 декабря торговля хлебом через магазины производится с чрезвычайно большими перебоями, а учительство, рабочие и служащие МТС и других учреждений на селе снабжаются нерегулярно через буфеты. Такие перебои в снабжении населения сельских местностей хлебом приводят к отрицательным политическим настроениям части населения. Многочисленные агентурные данные говорят о том, что перебои в снабжении хлебом широко использует антисоветский элемент, распространяющий провокационные, клеветнические слухи и связывающий эти перебои с создающейся международной обстановкой.
Одной из причин, повлекших за собой напряженное положение в снабжении сельского населения хлебом, является то, что в истекшем с/х году в связи с засушливостью лета урожай в ряде кантонов был невысокий, и после выполнения хлебопоставок колхозники запасами хлеба почти не располагают, а в ряде других кантонов колхозники придерживают запасы имеющегося у них хлеба, предпочитая покупать печеный хлеб в магазинах. Это приводит к повышенному спросу на хлеб со стороны колхозников.
С другой стороны, утвержденный Совнаркомом АССР НП план реализации муки по Немволгсоюзу предусматривает собой уменьшение плана снабжения сельских местностей на декабрь. Если в октябре по всем сельским местностям республики было реализовано 2202 т муки, в ноябре — 2291,8 т, то на декабрь запланировано 1665 т. Например, по Бальцерскому кантону в октябре было
487

отпущено 172 т, в ноябре — 180 т., а на декабрь — 60 т. По Зельманскому кантону, соответственно, в октябре — 181,5 т, в ноябре — 231т, а в декабре — 113 т. Серьезные перебои в снабжении населения хлебом вызывают отрицательные настроения у части немецкого населения и могут политически неблагоприятно отразиться на предстоящих 24 декабря с.г. выборах в местные советы депутатов трудящихся.
О всем вышеуказанном нами был своевременно информирован обком ВКП(б) и Совнарком республики, но положение осталось без изменений.
Наркомвнутдел АССР Немцев Поволжья капитан госбезопасности Астахов
ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 6. Д. 601. Л. 397-399. Подлинник.
№241
Спецсообщение НКВД Чувашской АССР в ГЭУ НКВД СССР о распределении урожая в колхозах республики
19 декабря 1939 г.
В ряде колхозов Чувашской республики не распределен хлеб на трудодни ввиду неурожая. В связи с этим антисоветские элементы села проявляют свои враждебные действия против колхозного строя путем агитации о невыходе на колхозную работу, за сокращение поголовья скота, отказ от организации новых ферм, расхищение колхозного хлеба и т.д. В результате чего среди некоторых колхозников и руководителей колхозов проявляется упадническое настроение, нежелательный выход колхозников на работу и расшатывание трудовой дисциплины.
Также плохое положение с фуражом для скота. За неимением фуража скот личного пользования сбрасывается на рынок и уничтожается на мясо. В колхозе «Красное Сормово» Канашского района валовой сбор урожая 1939 г. выразился в 1880 ц, а на расходы требуется 3454 ц, из них: 1050 ц на семена, 1739 ц на фураж и государственные поставки — 615 ц, не хватает 1574 ц, без распределения на трудодни. В таком же положении колхозы: «Чувашский ЦИК», «1 Мая», им. Калинина и другие Канашского района.
В Шихазановском районе в 40 колхозах хлеб по трудодням не распределяется. В колхозе «Правда» д. Тузи-Чурино от валового сбора урожая 1939 г. после выполнения обязательных поставок хлеба государству и создания семенного и страхового фонда недостает фуража для обобществленного скота около 500 ц без распределения колхозникам по трудодням. Всего выработано трудодней 38 тыс. Из ПО хозяйств в колхозе не имеют хлеба 35 хозяйств, более 40 хозяйств питаются исключительно лебедой. Скот личного пользования сбрасывается на рынок и уничтожается на мясо. Колхозник этого колхоза Ионов Петр, 40 лет, с женой, оба слепые, имеют 4 детей, из них один — 17-летний сын, бросил семью и работает в отходничестве. В колхозе выработали 10,90'* трудодня. Авансом за 1939 г. получено 20 пуд. [хлеба] и 20 пуд. из кассы взаимопомощи. В настоящее время сидят голодные. Таких хозяйств около 14, которые содержатся исключительно за счет помощи от колхоза.
В Шупосинском колхозе «Шмидт» из 151 хозяйства имеют своего хлеба лишь 15 хозяйств, остальные хозяйства проживают за счет посторонних зара-
488

ботков, реализации личного скота и имущества. Колхоз не имеет фондов для распределения по трудодням и оказания помощи маломощным хозяйствам.
Колхозница Акеткинского колхоза Советского района Иванова Христиния, 50 лет, инвалидка, в колхозе с 1930 г., имеет 5 детей, старшему 13 лет, муж умер от туберкулеза, в колхозе выработала 63 трудодня, авансом получила из колхоза 2,33 ц, двое детей перестали ходить в школу за неимением хлеба и одежды, проживают в холодной избушке, дети младших возрастов имеют признаки заболевания от недоедания.
Колхозник этого же колхоза Никитин Николай, свыше 60 лет, жена слепая, сын инвалид 1-й группы, также совершенно не обеспечены. Таких хозяйств в колхозе насчитывается до 16 хозяйств.
Торговля хлебом в населенных местностях в районе организована плохо. Хлебный фонд Шихазановскому району на декабрь урезан наполовину, если в ноябре райпотребсоюз получил 108 т, то в декабре — 45 т, а потому печеным хлебом в сельских местностях снабжаются только школы. Такое же положение имеется в Аликовском, Вурнарском и других районах республики.
В Комсомольском районе более 30 колхозов не имеют хлеба для распределения по трудодням, в Шемуршинском — в 6 колхозах, в Чкаловском — 5, в Мар[иинско]-Посадском — 4, в Янтиковском — в 6 колхозах и т.д.
В связи со слабой материальной обеспеченностью в колхозах некоторые колхозники самовольно бросают колхозную работу и уходят в отходничество.
В колхозе «Производитель» Канашского района имеется трудоспособных 330 чел., из них на колхозной работе участвуют только 80 чел., а 250 чел. имеют менее 80 трудодней и работают исключительно на стороне.
Некоторые председатели колхозов, мотивируя тем, что в нынешнем году недород хлеба, отказываются от руководства колхозом и, без ведома райзо и других районных организаций, оставляют колхозы и уходят на посторонние заработки. Председатель Хыймалокасинского колхоза Ишлейского района Кондратьев написал заявление о том, что он отказывается от руководства колхозом, повесил это заявление на двери своего кабинета и ушел ткать кули, с тех пор не появляется в канцелярии колхоза. Председатель колхоза «Шу-пось» того же района Захаров М.В., оставив печать колхоза у своего заместителя и получив 500 руб. из колхозных средств, скрылся и по сегодняшний день не возвращается. Бригадир колхоза «Кр[асная] Шатьма» Траковского района Никитин Ефим Никитич, бывший военнопленный, антисоветски настроенный, по вопросу о колхозной жизни среди колхозников открыто заявил: «Пускай Советская власть меня расстреляет, я не могу жить больше на свете, ибо мне надоела эта власть».
Заведующий райзо того же района Макаров, разрабатываемый нами как антисоветский элемент, когда к нему обратились представители колхозов по вопросу о выдаче хлеба авансом, заявил: «Работать в данный момент трудно, надо избить кого-нибудь из колхозников, чтобы поскорее сняли с должности заведующего райзо».
Завхоз Мордово-Тюхинского колхоза Шемуршинского района, из бывших кулаков, Урланов Василий, по вопросу об организации овцеводческой фермы заявил: «Фермы нам совершенно не нужны, надо их аннулировать, хлеба самим не хватает».
В колхозе «Дуброво» Комсомольского района все хозполиткампании проходят медленно, колхозники категорически отказываются от выхода на колхозную работу. Колхозник данного колхоза Крылов Михаил на вопрос, почему он не выходит на работу, открыто заявляет: «В этом году хоть и работай, все равно на трудодни мало достает, лучше уйти на производство».
489

Отмечен ряд случаев, что антисоветский элемент села покушался на колхозную собственность путем поджога колхозных токов и растранжиривания колхозного хлеба. Например, гражданка Ильина Марфа, муж которой репрессирован за контрреволюционную деятельность в 1938 г., вместе со своим родственником Николаевым Измаилом совершила поджог гумна Акеткинского колхоза Советского района. В результате пожара сгорело на току 16 скирд необмолоченной ржи и 2 скирды пшеницы. (Последние нами арестованы и привлекаются к ответственности.)
Наши мероприятия: 1. О состоянии колхозов нами информирован секретарь обкома ВКП(б). 2. Все факты антисоветских проявлений со стороны отдельных лиц нами взяты на учет, и ведется активная агентурная разработка.
Наркомвнутдел Чувашской АССР
капитан госбезопасности Катков
Начальник ЭКО НКВД Чувашской АССР
лейтенант госбезопасности Сергеев
ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 6. Д. 602. Л. 394-400. Подлинник.
1* Так в тексте.
№242
Докладная записка УНКВД по Московской обл. в ГЭУ НКВД СССР о недочетах в торговле хлебом
27 декабря 1939 г.
В связи с постановлением Экономсовета при СНК СССР от 1 декабря 1939 г., МОИКа от 7 декабря 1939 г. об отмене продажи муки в сельских местностях в районах Московской обл. создались перебои в торговле хлебом. Согласно проведенной нами проверке, выделенные мучные фонды на декабрь с.г. недостаточны для покрытия потребности населения ряда районов, нуждающихся в хлебе.
Егорьевский район: На декабрь выделен фонд муки в 1725,5 т против фактически израсходованных в ноябре 1829 т. Указанный фонд не обеспечивает снабжение хлебом колхозников района. В 1939 г. 20 колхозов с населением около 12 тыс. чел. зерна на трудодни не получили совершенно в связи с неурожайностью, а остальные 160 колхозов получили в среднем по 48,6 кг зерна на одного колхозника в год.
Озерский район: Снабжение жителей города, сельской интеллигенции и служащих печеным хлебом организовано исключительно плохо. На декабрь фонд муки выделен в 682 т против фактически израсходованных в ноябре 778 т. В результате недостаточной выпечки хлеба как в городе, так и в сельской местности, а также отсутствия зерна у колхозников имеют место перебои в снабжении хлебом. В районе имеется 49 колхозов с населением 17 тыс. чел., которые из-за неурожайности зерновых на трудодни не получили.
Виноградовский район: Фонд муки на декабрь для выпечки хлеба установлен в 353 т против фактически израсходованных в ноябре 372 т. Указанный фонд в 353 т полностью обеспечивает только контингент, подлежащий первоочередному обслуживанию — рабочих, служащих и сельской интеллигенции. Кроме
490

этого, в хлебе нуждаются колхозы района. Из имеющихся в районе 41 колхоза 30 в текущем году на трудодни зерна не получили совершенно, all колхозов получили на трудодень от 100 до 500 г, что не покрывает их потребности в хлебе. Остаток фонда после удовлетворения контингента рабочих, служащих и сельской интеллигенции, примерно в 200 т на месяц, недостаточен для покрытия спроса на хлеб нуждающегося в нем сельского населения района. Торговля через буфеты и столовые не организована.
Шаховский район: На декабрь фонд муки выделен в 355,5т против фактически израсходованных в ноябре 411 т. До сих пор точно не установлен контингент рабочих, служащих и сельской интеллигенции. За последние дни наблюдается большой наплыв за хлебом граждан из Смоленской и Калининской областей.
Воскресенский район: На декабрь фонд муки выделен в 847 т против фактического расхода в ноябре в 896 т. Из 58 колхозов района на трудодни зерно получили колхозники 43 колхозов (с населением в них 13 031 чел.) в размерах от 100 г до 1 кг на трудодень. Кроме этого, по району 4103 колхозника совершенно в 1939 г. зерна не получили (колхозы: Грецкая, с. Хорлово, с. Афанасьево, Суханове, а всего 15 колхозов). Таким образом, 17 134 колхозника будут приобретать хлеб из выделенного фонда в 847 т, предназначенного в первую очередь для контингента потребителей, предусмотренного постановлением МОИКа.
Боровский район: На декабрь фонд муки утвержден в 508 т против фактически израсходованных в ноябре 650 т. Продажа в городских магазинах булочных изделий Мосторгом не производится. Выпекаемые 1500 штук булочек распродаются в буфетах школ. Ранее в продажу выпекали 4 тыс. штук. Из 119 колхозов района на трудодни зерно получили только 23 колхоза.
Звенигородский район: На декабрь фонд муки для хлебопечения утвержден в 703 т против фактически израсходованных в ноябре 766 т. Часть колхозов (Савинский, Ершово, Сноково, Козино и другие) имеющееся зерно (запас 1938—1939 гг.) не могут размолоть вследствие плохой работы мельниц. Всего из 7 мельниц района работает 4 с большими перебоями. К числу недочетов в организации торговли хлебом в ряде районов следует отнести неправильное распределение выделенных фондов между населенными пунктами и без учета обслуживаемого контингента. Это привело к созданию больших очередей в местах продажи хлеба.
В Егорьевском районе, несмотря на то, что в городе хлеб продается в среднем более 1 кг на жителя, у магазинов скапливаются большие очереди, главным образом, за счет колхозников, приезжающих из колхозов этого и других районов (Куровский, Воскресенский). Основному контингенту города — рабочим и служащим, приходится простаивать в очередях по 4—5 часов. Распределение фонда по сельпо райпотребсоюзом произведено без учета действительной потребности. В Поминовское сельпо отпускается ежедневно муки 860 кг при наличии рабочих, служащих и сельской интеллигенции 370 чел., Лелечинскому сельпо — 495 кг при снабжении 270 чел., Колычевскому сельпо — 895 кг при снабжении 950 чел. и т.д.
Воскресенский райпотребсоюз не знает контингента потребителей, и распределение фонда муки по отдельным сельпо произведен без учета этого контингента. В Осташевском, Степанищевском сельпо, а также совхозах «Можерез», Городище, Ачкасово в течение нескольких дней не продавался хлеб, так как райпотребсоюз не выделил для них фондов. В райцентре и в рабочих поселках большие очереди граждан за хлебом. Рабочие и служащие фактически хлеб приобрести не могут. Очереди заполняются приезжающими колхозниками
491

Воскресенского и соседних районов (Виноградовского, Луховицкого, часть Егорьевского).
Распределение мучного фонда по сельпо Виноградовского района произведено неправильно, так, например: для райцентра было отпущено 106 т (контингент — 1200 чел.), а для Ваниловского участка (фабрика им. Цюрупы — 2800 чел.) только 60 т. В результате этого рабочие получают хлеба недостаточно (менее 500 г на человека). В связи с этим восемь рабочих шлифовального цеха фабрики им. Цюрупы бросили с утра работу и ушли в очередь за хлебом. По вине председателя Ваниловского сельпо (Канатова) была задержана выпечка хлеба, и к вечеру у ворот этой фабрики скопилось свыше 100 чел. рабочих, членов семей и колхозников с требованием пропустить их на территорию фабрики за хлебом.
Звенигородский райпотребсоюз не сумел практически организовать торговлю хлебом в селе. Учитель Хаустовской школы Перлов ездит за хлебом в г. Звенигород за 22 км, учительницы Михайловской школы Елисеева и Королева ездили за хлебом в пос. Кубинка за 20 км от места своего жительства. В г. Звенигороде, чтобы купить хлеб, нужно простоять несколько часов в очереди. Продажу хлеба на фабрике «Вперед» (Виноградовского района) производят только по 1 кг в одни руки. За хлебом образуются большие очереди, и рабочие вынуждены ездить в Москву. В связи с сокращением продажи хлеба большая часть колхозников Боровского района заполняет очереди в городских хлебных магазинах. Покупка хлеба для рабочих предприятий крайне затруднена.
Из-за неподготовленности к продаже хлеба в сельских местностях в ряде районов (Виноградовский, Егорьевский, Воскресенский, Орехово-Зуевский, Серпуховский, Боровский, Солнечногорский) отмечены факты продажи хлеба для установленного контингента по спискам.
Создавшееся напряженное положение в торговле хлебом вызвало со стороны отдельной части населения отрицательные настроения: «Зачем прекратили продажу хлеба в деревнях, а если и торгуют, то только по одному кг дают в одни руки. Не могу же я, работая на фабрике, приходить всей семьей и становиться в очередь за хлебом. Хлеб-то мы все равно едим, но только нас этим заставили хлеб брать не у себя в магазинах, а таскать на горбу из города за 18 км» (рабочий Боровской фабрики Рыжов В.Е.).
«Скорее бы вводили карточки, дело верней будет, а только скромничают и боятся сказать, что у них нет хлеба» (Колмыков А.П. — рабочий фабрики, Боровск[ий] район).
«Говорили — у нас хлеба запасено на 10 лет, а оказывается — на 10 дней нет запаса муки. Вот я в Москву ездил и привез хлеба. Там хлеба много, только очереди большие. Да, плохо, как мы будем жить дальше» (Елкин М.П. — рабочий фабрики «Катушка», Петушинск[ий] район).
«Что-то делается непонятное. Ведь мукой не разрешили торговать в сельской местности, говорят, и хлебом не будут торговать. Это потому, что все отправили в Польшу да теперь добавят в Финляндию, а наш колхозник заработал голые трудодни. Сиди да слушай, как нашим по радио хлопают в ладоши, а жрать-то будет нечего. Карточную систему боятся ввести, но это было бы лучше для нас». (Григорьев Ф.Д. — д. Андреевская Истринского района, бывший кулак).
«Голод. До чего мы дожили, не можем детей обеспечить хлебом» (Акулов П.И. — с. Дединово Луховицкого района).
«Хлеба теперь не будет, рабочих во время обеда кормят дорогим печеньем. Вот зарабатываем на фабрике 5 руб. в день. Их и проешь, а семья — как хочет.
492

Надо куда-нибудь удирать отсюда, а то погибнем с голоду» (Елкин И.П. — рабочий фабрики «Катушка», Петушинский район).
«Вот как нас кормят коммунисты, даже хлеба нет. Весь хлеб, видно, в Германию и в Польшу увезли, а нас баснями кормят» (Михайлин — рабочий фабрики «Катушка», Петушинский район).
Перебои в торговле хлебом имеют место в Лопасненском, Малояро-славецком, Верейском, Загорском, Уваровском, Рузском, Куровском, Талдомском, Красногорском, Ногинском, Подольском, Красно-Пахорском районах.
О вышеизложенном информирован МК ВКП(б).
Начальник Управления НКВД МО старший майор госбезопасности Кубаткин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 6. Д. 601. Л. 372-379. Подлинник.
№243

Комментариев нет: